January 7th, 2019

Чтиво

https://targiski.wordpress.com/2019/01/07/%d1%87%d1%82%d0%b8%d0%b2%d0%be-19/

http://targiski.wordpress.com/?p=16910

От «Малой психиатрии большого большого города» впечатление двойственное.

Там действительно много историй людей с очевидными диагнозами, выборка описывается очень точно (столько женщин, столько мужчин, такой возраст, столько одиноких, столько с детьми, столько алкоголизма, такого-то возраста). Но там много очень странного.

Начать с того, что этот эксперимент (на котором хотел защитить диссертацию автор) проводился в многоквартирном доме путем опроса. Были это давние времена, когда люди еще пускали к себе в квартиру посторонних с опросами. В данном случае жильцов предупредили, что по дому будет ходить врач, его интересуют подробности, они его пускали, он беседовал со всей семьей и с соседями (в том числе собирая по соседям инфу).

Как вы понимаете, детали эти очень личные. Они выкладывали практически все подробности своей жизни (буквально – биография). Да, фамилии и имена не упоминаются, но люди могут быть узнаваемы.

Это были очень часто коммунальные квартиры с очень специфическими отношениями с соседями. С одной стороны, это давало дополнительные сведения. С другой, это… ну такое. Например, нежелание одного человека мыться в общей ванной (он мылся на кухне) списывалось на дополнительную странность. У этого человека странностей было до фига, конечно, но вот эту конкретную, например, я могу понять, потому что многое зависит от того, кто были его соседи. Но врачу это не пришло в голову. Ему вообще не приходило в голову, что некоторые вещи объясняются как-то проще, а не латентной шизофренией.

Я не к тому, что в тех случаях так и было, но он не допускает такой возможности в своих рассуждениях (и я могу предположить, почему и диссер у него не приняли, и почему в те времена психиатров сильно опасались – они были немного как инквизиторы. Мол, если ведьма отрицает, что она ведьма, то она ведьма).

Люди, к которым он приходил, видели его впервые в жизни. К вам в дом приходит некий врач – пусть даже вы верите, что он врач, — и вам говорят, что проводится эксперимент, поучаствуйте и расскажите про себя.
Вопросы очень личные вообще-то.

Кроме того, не все знали, что он психиатр. Один человек, узнав это под конец беседы, насмешливо махнул рукой и свернул разговор: врач это отметил. Он, конечно, отмечал вообще все, но под конец ляпал диагноз (неофициальный, для диссера). «Доступность» он считал одним из признаков душевного здоровья. Если человек уходил от разговора, пусть и вежливо, он писал: «Сообщила, что торопится, хотя на самом деле никаких дел у нее не было». А что должен был сделать человек? С лестницы его спустить?

Много раз опросы проводились в присутствии других членов семьи (напомню, это семьи, живущие в одной комнате коммуналок).

Да, он часто сталкивался с людьми с так себе анамнезом. Много было «недиагностированных». Но в основном меня удивило, что он не допускал, что у странностей могут быть иные причины, помимо «латентной шизофрении». Также, по-моему, он совершенно не учитывает обстоятельства жизни и родительское влияние (а многие выросли в пьющих крестьянских семьях еще до ВОВ).

Например, что человек перенимал какие-то модели у родителей. Что его поведение в отношении других – следствие не нарушений в физиологии, а того, что он рос в определенной среде. Что он не хочет говорить с врачом, потому что это вообще нормально – не говорить с незнакомым человеком о личном. Что подросток ничего не хочет делать, потому что…. ну потому что он подросток. Что девица 18 лет слезлива и бросает институт не только потому, что у нее расстройство, а потому, что у нее не самая приятная обстановка дома (там про родителей почитаешь, за голову схватишься). Что мальчик жалуется на одноклассников (которые за что-то там били его и объявляли бойкот) необязательно потому, что он будущий психопат.

Короче, когда он пишет, что диссер у него в этом институте не приняли, потому что его там не оценили и вообще институт был плохой, очень хочется отметить эту историю следом в его же книге.

Нет, что он знает патологию и умеет ее отличить, верю (он ныне зав соответствующим отделением больницы, профессиональные навыки точно должны быть). Но, кажется, там немножко профдеформация.